Сегодня: 28.07.2021
Регистрация: в Министерстве информации и коммуникаций Республики Казахстан. Свидетельство №16307-Г от 18.01.2017 года (номер и дата первичной постановки на учет №869-Г от 16.09.1999 года)

Начало 1990-х годов было сложным периодом. Перестройка только завершилась, и никто не мог понять, что в действительности происходит. В это время Казахстану нужно было суметь поймать волну успеха и не упустить открывшихся возможностей. В тот момент Президент Нурсултан Назарбаев выбрал правильный курс. СССР еще не рухнул, но республики начали заявлять о своём суверенитете, и нужно было верно и быстро принимать решения. Елбасы своевременно объявил, что всё, что находится на территории Казахстана, будет казахстанским, в том числе космодром Байконур. Тогда же и прозвучало заявление, что наша страна намерена отправить первого казахстанского космонавта в космос.

Признаться, я был очень удивлён, когда Нурсултан Абишевич объявил, что именно я буду первым казахом, который полетит в космос. Эта новость застигла меня на Шымбулаке, где мы с семьей катались на лыжах. Я срочно спустился до резиденции Главы государства и попал на приём к Нурсултану Абишевичу. Первые мои слова как раз касались удивления и непонимания, почему меня не предупредили о предстоящем полёте. Но мой настрой резко изменился, когда Елбасы сказал фразу: «Токтар, это не мне надо, это нужно нашему народу. Наш народ ждёт этого уже 30 лет». В этот момент я почувствовал онемение, и мой единственный вопрос был: «Когда?» Он ответил: «Сегодня вечером встречаемся, и тебе официально объявят, что ты будешь кандидатом от Казахстана».

Но теперь дело встало за сложным – нужно было пройти медицинскую комиссию, а это очень нелегко сделать. Бывало, что даже из тысячи желающих не проходил никто. К моему счастью, из многих молодых ребят прошли я и ещё один старший лейтенант.

Следующим этапом были тренировки в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. Откровенно говоря, местные специалисты отнеслись ко мне скептически и в некотором роде высокомерно, хотя я уже тогда был Героем Советского Союза, испытал более 50 типов самолетов, совершил беспосадочный полёт на Северный полюс. И при очередной встрече с Нурсултаном Назарбаевым я поделился этими мыслями. Елбасы при мне вызвал ответственного за мой полёт высокопоставленного чиновника и заявил: «Если кто-либо помешает первому полёту казахстанского космонавта, космодром Байконур будет закрыт». Я увидел испуг на лице этого человека: «Нурсултан Абишевич, я вам обещаю, в октябре он полетит».

Ко второму октября 1991 года нас с Талгатом Мусабаевым начали готовить к полёту. В своём коллеге я видел желание учиться, он очень целеустремленный человек. Тогда я подумал: пусть лучше он летит вместо меня. Я сказал об этом своему командиру, но не думал, что весть так быстро поднимется дальше. Об этом узнал начальник Центра подготовки космонавтов генерал-лейтенант Владимир Александрович Шаталов. Он меня вызвал к себе и сказал: «Твой народ ждёт, что полетишь именно ты. Так и должно быть, поверь мне». Я все понял, и мы продолжили готовиться.

Нурсултан Абишевич мне импонировал тем, что он всегда зрит в корень, всегда делает то, что необходимо. Перед полётом мы вновь беседовали с ним, и я прямо сказал: «Не хочу лететь в космос обычным пассажиром. Нам нужна более чёткая научная программа». Он дал команду, и мы встретились с президентом Академии наук Казахстана Умирзаком Махмутовичем Султангазиным. Оказывается, к тому времени уже много лет готовилась космическая программа Казахстана, и я полетел с этой программой на орбиту. Причем она была настолько обширна, что даже россияне, летевшие после меня, работали по ней.

Второго октября 1991 года был старт, нам никто не препятствовал, всё прошло хорошо. На космодром прилетел Нурсултан Абишевич, он пригласил своих коллег. Меня провожали семь президентов и канцлер Австрии. Я считаю, это был самый уникальный полёт за всю историю пилотируемого космоса, больше такого количества президентов никогда на взлёте не было. Я был очень благодарен Нурсултану Абишевичу Назарбаеву за такую возможность.

Уже после прилёта нас с семьями пригласили в кабинет к Президенту. Нурсултан Абишевич нас встретил, он обнял меня и сказал: «Токтар, спасибо тебе! Я поздравляю тебя, ты достойно выполнил свою миссию, и ты сам видел, как горд наш народ. Ты встречался когда-нибудь с народом? Я организую тебе встречу». Он действительно организовал эту встречу. Я ехал на машине из Алматы до Джамбула, из Джамбула до Шымкента и по дороге, по всей тысячекилометровой дороге были люди. Они смотрели на меня и громко хлопали, улыбались. Я никогда с того момента не видел так много людей. Мне было с одной стороны неловко, что я им создал такое беспокойство, а с другой – у меня была гордость за мой народ, что наш народ расправил свои плечи и сказал: «Вот чего мы достигли!».

Токтар АУБАКИРОВ,

первый казахстанский космонавт, Халық Қаһарманы

Из книги «100 рассказов

о Независимости Казахстана»